1551906000
1551949200
07/03/19
Начальник службы безопасности дорожного движения М-11 рассказывает о своей работе

«Мы тоже переживаем, но знаем, что в наших силах оказать помощь»

Внезапная остановка машины, ДТП или другая нештатная ситуация — не редкость на дороге. В этом случае на обычной трассе водитель остается наедине со своей проблемой и должен самостоятельно решать, как поступить. На платной скоростной дороге все по-другому: тут есть аварийные комиссары, или «жёлтые ангелы», которые бесплатно приходят на помощь пользователям дорог в случае чрезвычайной ситуации. Они - специально обученные и сертифицированные сотрудники ОССП. Но мало, кто знает, как на самом деле работает эта служба. 

О том, почему аварийного комиссара могут снять со смены после медицинского осмотра, как хрупкой девушке удаётся управлять мужским коллективом и что велосипедисты делают на скоростной магистрали весной рассказала начальник службы безопасности дорожного движения дороги М-11 ООО «ОССП» Анна Фидловская.


Помощь на скоростной дороге

- Анна, расскажите, каким образом организована работа Службы аварийных комиссаров? Как много людей задействованы в этом процессе?

- Платная дорога М-11 «Москва-Санкт-Петербург» разделена на секции – участки, за которыми следят наши «желтые ангелы». Я отвечаю за три из них: нулевую (15-58 км), первую (58-98 км) и вторую (98-149 км), которая в скором времени откроется. На этих секциях работают 25 аварийных комиссаров в 5 экипажах. Еще 10 человек – операторы центра управления дорожным движением, а также заместители, которые помогают мне ежедневно. Таким образом, у меня в подчинении 37 человек, почти все - мужчины.

Служба аварийных комиссаров работает 24 часа в сутки: три разных смены по восемь часов. За один рабочий день аварийный комиссар совершает как минимум два плановых объезда – в начале и середине смены. Внеплановые – зависят от ситуации на участках. Тут все продумано до мелочей: маршрут построен таким образом, чтобы разные экипажи максимально охватывали все развязки, съезды, и даже немного пересекались.

Аварийные комиссары непрерывно взаимодействуют с операторами центра управления дорожным движением. Последние отвечают за регистрацию и запись всех инцидентов, сбор информации и связь с аварийно-спасательными службами (ГИБДД, МЧС, скорая помощь). 

Время реагирования аварийного комиссара в среднем составляет 10 минут. Однако все зависит от интенсивности движения, погодных условий и количества событий на дорогах. В экстренных случаях мы также привлекаем аварийных комиссаров и с других секций.



- Как проходит обычный рабочий день вашего «желтого ангела»?

- Сначала каждый комиссар проходит обязательный предрейсовый медицинский осмотр: специальный аппарат фиксирует его показатели и автоматически направляет их врачу. Медик уже принимает решение – допустить на смену сотрудника или нет. 

Если у человека обнаружили, например, температуру, ему найдут замену. Когда он допущен, предыдущий комиссар сдает ему смену. Это обязательно. Аварком узнает, какие события произошли, заполняет путевой лист и отчет по фургону. Иногда бывает, что какое-то происшествие все еще продолжается, тогда комиссар принимает смену непосредственно на дороге. Но при этом аварийные комиссары никогда не бросят водителей один на один с их проблемой. 

Затем комиссар выезжает на маршрут. Если видит неподвижное транспортное средство, посторонний предмет на дороге и т.д. – останавливается и помогает, не проезжает мимо. Именно поэтому время одного объезда невозможно предугадать: минимальная его продолжительность - час.

Вечером комиссары подписывают отчет за смену, передают операторам, которые его сканируют и загружают в базу данных. Затем подписывают свой путевой лист и сдают машину следующему аварийному комиссару.

- Откуда аварийные комиссары получают информацию о происшествиях?

- На самом деле, источников много: дорожная полиция, пользователи, аварийно-спасительные службы, сотрудники, занимающиеся сбором платы за проезд по скоростной трассе. Последние отвечают за передачу информации операторам центра управления дорожным движением (ЦУДД) и отслеживание каждого события. Есть и автомобилисты, которые постоянно помогают, – звонят операторам по нашим коротким номерам *2011 и сообщают о том или ином событии. Это посильная помощь, которую они могут оказать.

Платная дорога меняет сознание российских автомобилистов

- Как в России люди относятся к аварийным комиссарам?

- Первое время, когда дорога М-11 «Москва-Санкт-Петербург» только начала работать, люди опасались контактировать с ними, даже боялись их. Случалось, что водители останавливались на скоростной трассе, но, когда подъезжал аварийный комиссар на красивой машине с аварийно-световой сигнализацией, опознавательными знаками, быстро уезжали. Для нас это означает, что у такого водителя нет проблем в технической части – транспорт работает. Если же проблемы были, автомобилисты удивлялись предложенной помощи.

Сейчас уже люди, которые часто пользуются платными дорогами, мне кажется, привыкли к аварийным комиссарам. Они радуются, когда те быстро приезжают и бесплатно помогают. Особенно девушки, которые бывают беспомощны на дорогах (смеется).

- Как считаете, появление Службы аварийных комиссаров и, в целом, ее деятельность, меняет отношение людей к безопасности на российских дорогах? Корректирует их привычки?

- Одна дорога, к сожалению, изменить менталитет не может. Но когда люди часто пользуются нашей дорогой, видят тот уровень сервиса, который мы обеспечиваем, ту помощь, которую оказываем, и безопасность, которую предлагаем, - их сознание меняется. Они больше не остаются один на один со своей проблемой где-то на дороге. Квалифицированный, обученный человек этот груз с их плеч снимает.
Если кому-то стало плохо, или есть пострадавшие при ДТП, наши аварийные комиссары окажут первую доврачебную помощь. Все они проходят специальную медицинскую подготовку.

В то же время постоянные пользователи уже знают, как себя вести, куда звонить, если что-то произошло. Это значит, что люди постепенно привыкают. В них просыпается сознание того, что они могут помочь другим. Но вместе с тем, появляется ответственность и за свои действия.

- Но, наверное, пока не все понимают это? Бывали ли в вашей практике случаи, когда приходилось людям объяснять правила поведения на скоростной трассе, чтобы предотвратить несчастные случаи?

- Да, боюсь, не все понимают, что скоростные дороги – опасное место. Например, проезд по автомобильным дорогам 1 категории, куда относятся оперируемые ОССП скоростные трассы, запрещён для велосипедистов, но не все об этом знают. Или другой пример: пешеходы иногда сокращают дорогу – и решают перебежать магистраль. А ведь это строго запрещено и очень опасно!

Наша задача в таких случаях – обезопасить человека. По регламенту аварийный комиссар должен посадить пешехода в фургон и доставить в безопасное место, провести разъяснительную беседу.

С велосипедистами – сложнее. Весной и летом на трассе часто появляются спортсмены в полной экипировке. К сожалению, они не понимают, что их действия оказывают негативное влияние на дорожное движение: водитель может отвлечься на что-то и не заметить велосипедиста, задеть или сбить его. На большой скорости последствия могут быть ужасными.

Сначала аваркомы стараются рассказать человеку об опасности, которая ему угрожает, если же он отказывается следовать правилам, его сопровождают до конца участка. Хотя аварийный комиссар должен сохранить ему жизнь, это не значит, что его нарушение остается безнаказанным. Наш сотрудник передаст информацию оператору, а он в свою очередь уведомит о нарушителе ГИБДД.

«Я понимаю, что уже не смогу без этой работы»

- Люди удивляются, когда узнают, что вы – начальник суровой, практически сугубо мужской Службы аварийных комиссаров? Не пугает такая ответственность?

- (Смеется). Раньше постоянно удивлялись. Люди думали, будто я нахожусь непосредственно на дороге, как сотрудник ГАИ. А я всегда добавляла, смеясь: «разве что без погонов». Думаю, это потому, что люди не понимали, кто такой аварийный комиссар, чем занимается наша служба. Сейчас уже возникает меньше вопросов. 

Моя работа очень интересная, каждый день что- то новое. Сначала были сомнения, смогу ли я управлять всей этой командой. А сейчас понимаю: уже не смогу без этой работы. Она мне по душе, по характеру. Когда ты понимаешь, что помогаешь людям, обеспечиваешь их безопасность – все сомнения уходят. Особенно приятно получать приятные отзывы от пользователей о работе Службы аварийных комиссаров.

- Но ведь не всегда все гладко складывается в коллективе… Бывают конфликты? Как с ними справляетесь?

- Нужно быть немного психологом и уметь находить подход к каждому. Я очень люблю свой отдел. Первое время не все верили в меня, как в руководителя. Некоторые комиссары, которые были ранее при званиях, не могли понять, как внешне хрупкая девушка будет ими командовать. 

Но особый подход к каждому, доверие в команде, личное участие и дисциплина все изменили. Они понимают, что их слышат, стараются что-то для них сделать. Причем это не касается финансовых вопросов, это может быть улучшение рабочего места. А ведь фургон аварийного комиссара – это его рабочий инструмент. Поэтому, если это в моих силах, я всегда стараюсь помочь.

- Что самое сложное в вашей работе? Что позволяет не сдаваться, когда возникают трудности?

- Ситуации происходят разные. Иногда случаются серьезные ДТП – и тогда помогает поддержка команды. Я могу выехать на место события, чтобы координировать работу аварийных комиссаров, или же буду находиться в центре управления дорожным движением, чтобы помогать операторам.
Бывают ДТП с пострадавшими, - и это всегда сложно, даже для подготовленных специалистов. Мы все переживаем, но также знаем, что в наших силах оказать помощь, поэтому нет времени на волнения. 

В таких случаях я всегда стараюсь находится в ЦУДД, контролирую процесс и параллельно с оператором оповещаю всех необходимых лиц – это тоже своего рода способ справиться с трудностями.

Как руководитель я волнуюсь и за своих подчиненных, ведь я несу за них ответственность. Моя команда ежедневно работает в зоне повышенного риска – на скоростной магистрали. К сожалению, недавно в нашей команде произошли трагические события – несколько коллег получили тяжелые ранения и еще двое погибли из-за действий невнимательных водителей. 

Я переживаю и одновременно всеми силами пытаюсь привлечь внимание к этой проблеме. Сейчас руководство ОССП стремится повысить безопасность наших экипажей, поэтому организовало коммуникационную кампанию. Я очень надеюсь, что это повлияет на поведение водителей - и они проявят большее вниманием к моей команде.