1642107600
1642150800
14/01/22
Операционный директор М-11 "Нева": «Все французские руководители меняются в России, но это и хорошо!»

В первые дни 2022 года мы узнали у нового операционного директора дороги М-11 "Нева" Жана-Кристофа Ру, почему он приехал в Россию, как справляется с русским менталитетом, был ли готов к антикризисному менеджменту в пандемию и на чем планирует сфокусироваться в этом году.

Вы стали операционным директором дороги М-11 весной 2021 года. Какие задачи стояли перед вами?

— Одной из главных задач было продолжать улучшать качество нашей работы. Не только внешнее, которое видят пользователи, но и внутреннее – например, взаимодействие между разными департаментами и командами. Я уверен, что главная наша цель – работать вместе и слаженно, ведь в этом случае мы более эффективны. У нас это пока хорошо получается (улыбается).
Тем не менее, всегда есть к чему стремиться. В частности, мы расширили функции отдела аудита, который помогает нам лучше анализировать всю нашу работу и понимать, куда нужно двигаться, чтобы улучшить качество. Это также даст толчок к развитию – мы сможем вычислить направления, где нужно больше специалистов. Мы сможем обучить их и выйти на существенно новый уровень.

Ваш приход в компанию пришелся на разгар пандемии. Мир нестабилен, ситуация с вирусом и правила меняются каждый день... Это своего рода антикризисный менеджмент. Как вы справились? Что изменилось?

— По правде говоря, я был подготовлен. На предыдущей работе в «Магистрали двух столиц» я уже внедрял аналогичные меры, необходимые для безопасности сотрудников.
Однако главное достижение за последние 6 месяцев на этой должности – это масштабная работа с персоналом. Конечно, мы не можем обязывать людей делать прививки, но со своей стороны мы стараемся создать им комфортные условия для вакцинации. В частности, уже несколько раз мы организовали вакцинацию в наших собственных помещениях, а также неоднократно встречались для обсуждения причин, почему кто-то не хочет этого делать.
И результаты говорят сами за себя: в мае 2021 года вакцинированными были примерно 15% сотрудников дороги, но к началу декабря этот показатель вырос до 70-75%. 

Это отличный уровень.

— Пожалуй. Думаю, что сами сотрудники, в первую очередь, были в этом заинтересованы. Кроме того, высшее руководство ОССП активно принимало в этом участие и всячески поддерживало нас. 
В целом, меры защиты внутри компании сильно не изменялись с апреля 2019 года, когда Covid-19 только начинался. Тем не менее, мы следим за разработками медиков и как только появился экспресс-тест, который определяет уровень антигенов, мы тут же его внедрили в работу. Мы используем его в случае сомнений: если кто-то заболел и есть подозрения в контакте. Это позволяет нам быстрее принимать решения, изолировать сотрудников и не допускать распространения вируса.

У вас внушительный опыт: вы работали во Франции, Словакии. Что привело вас в Россию?

— На самом деле, мой путь начинался именно в России. Сразу после учебы я работал на российских атомных электростанциях. Тогда я влюбился в страну и захотел вернуться.

Влюбились только в страну?

— Не только в страну, конечно (смеётся). Именно в России 12 лет назад я встретил свою жену и, конечно, не мог не влюбиться. Через пару лет я стал частью команды "Винси Концессьон" (VINCI Concessions), которая получила контракт на строительство последнего 140 км участка скоростной трассы М-11 до Санкт-Петербурга. Это стало одной из причин, почему я присоединился к компании, ведь я очень хотел вернуться обратно в Россию. И вот я здесь.

Но вы хотели этого, потому что действительно заинтересовались работой в стране или потому что женились на русской?

— Дело в том, что я с детства интересовался историей Советского Союза, а потом России. Думаю, это досталось мне в наследство от прапрадеда. Он был троцкистом и всегда очень лестно отзывался о Советском Союзе. Именно поэтому мне всегда хотелось посмотреть, как живут люди в России, приобщиться к их культуре и традициям. Это было странно для моих друзей, ведь, когда я был подростком, все были очарованы США, а я был единственным, кто интересовался Россией.

Поэтому вы начали изучать русский язык?

— Я всегда хотел изучать русский язык, но во Франции это сделать было практически невозможно: крайне мало мест, где обучают русскому языку. Поэтому впервые я серьёзно задумался о том, что нужно учить язык, в 2009 году, когда уже работал в России.
С этим, кстати, связана забавная история. Я тогда только приехал и думал, что буду говорить исключительно на английском, но у руководства возникли проблемы с тем, чтобы найти сотрудников со знанием языка. По этой причине какое-то время у нас работал переводчик.
Однажды ко мне пришел проектный менеджер, это был русский парень, который не говорил по-английски. Он в течение 10 минут рассказывал мне что-то, а переводчик всё молчал и молчал. Я спросил, переведет ли он что-то, но он лишь пожал плечами и ответил: "Ну, он просто рассказывал информацию, ничего особенного" (смеётся). Тогда я понял, что, если хочу хоть что-нибудь понимать, нужно самому учить язык. И я начал, – ежедневно, в течении 6 месяцев самостоятельно занимался русским 2 раза в день – утром с 5.30 до 7.00 и вечером с 22.30 до 00.00. 

Если уж мы заговорили о русских... Трудно ли было привыкнуть к русскому менталитету? Сталкивались ли с проблемами из-за этого?

— За время моей работы я понял, что русские удивительно одновременно холодные и теплые. Они могут что-то сказать, что тебя сильно расстроит, а через минуту добавить нечто важное, что быстро приободрит. 
Долго я привыкал к тому, что вы называете «авось». С этой чертой характера всё тянуть и сделать в последний момент, хотя времени на подготовку было достаточно, я, наверное, так и не свыкнусь. Для меня это каждый раз стресс, ведь лучше всё планировать и делать постепенно, чем торопиться из-за горящих сроков. 
Зато во французских компаниях нет такой солидарности и действительно крепких отношений между коллегами, как в России. Я ощущаю, что коллектив М-11, как и вся компания ОССП, – это одна большая семья. Я рад, что это именно так, потому что это делает нас сильными, и позволяет лучше выполнять работу. 

У вас нет ощущения, что вы сами стали немного русским?

— Да, однозначно. Я даже боюсь, что, если вернусь во Францию, людям будет сложно со мной работать (смеётся).  Конечно, все французские руководители меняются в России. Но это же и хорошо! Такое сотрудничество приносит пользу как французам, так и русским. Смешение культур всегда приводит к лучшим результатам, чем когда ты работаешь только среди своих по давно известной схеме.  

А если говорить о рынке скоростных дорог, то какие тенденции сейчас преобладают и какие из них можно в перспективе применить в России?

— Франция по развитию очень похожа на Россию. Если в Европе (особенно в Германии) и США довольно много дорог с системой фри-фло («свободный поток»), то во Франции их технологически не везде возможно установить. Платные дороги во Франции появились в 1950- 60-х гг., и когда их строили, то таких современных технологий ещё не существовало. На только что построенных дорогах во Франции, конечно, уже устанавливают фри-фло, как в России, впрочем, и на ЦКАДе. 
Также среди других тенденций я могу выделить изменение в рынке труда. Раньше люди работали на одном предприятии всю жизнь, а сейчас появление новых профессий требует, чтобы человек постоянно менялся и не стоял на месте. Вместе с развитием технологий должны развиваться и сотрудники. Поэтому чтобы оставаться конкурентоспособными на рынке, компаниям нужно постоянно адаптироваться к новым трендам, обучать своих сотрудников и стимулировать их развитие. Мы делаем всё возможное, чтобы ОССП успешно справлялась и с этой тенденцией. 

Как по вашим наблюдениям, отличаются ли водители в России от водителей во Франции? 

— Безусловно. Но эта разница в поведении часто обусловлена разными правилами дорожного движения. Например, в России существует такое понятие, как "помеха справа", во Франции обгонять справа нельзя, и у водителя справа преимуществ нет. Ещё там используются сразу все полосы, из-за чего водители намного быстрее попадают в пробку, чем при гибкой системе, существующей в России. В каждой стране есть свои плюсы и минусы. 
Во Франции автомобилисты водят чуть менее агрессивно, однако, надо отметить, в Европейском Союзе дружелюбных водителей гораздо больше, чем во Франции. Но и российские водители меняются к лучшему. Я связываю это с общими изменениями в обществе и с тем, что в России в последнее десятилетие установили везде камеры. Всё это, конечно, вынудило людей водить аккуратнее. С точки зрения безопасности – это огромный прогресс.
Ещё 12 лет назад мне говорили, что я с ума сошел, если хочу водить машину в России, но здесь всё так быстро развивается. Я верю, что ещё через 10 лет Россия будет в числе лучших по безопасности дорожного движения. Это вообще русская манера "долго запрягать, но быстро ехать".

Сейчас зима, условия для вождения становятся особенно сложными. Отличается ли как-то работа оператора в зимний период? 

— Наша главная задача как оператора платных автомобильных дорог, – это обеспечить безопасность дорожного движения, особенно в зимний период. 
Зимний сезон для дорожников всегда особенно сложен своей непредсказуемостью. Если в другое время года ты примерно можешь подготовиться к погодным условиям и предпринять превентивные меры, то зимой, во время снегопада, ситуация на дороге постоянно меняется, и нужно быть готовым оперативно реагировать на эти ситуации, – при необходимости подтягивать дополнительные силы, технику, реагенты. Всегда нужно быть начеку.

Если удается выкроить свободное время, то чем вы занимаетесь? Чем увлекаетесь?

— Раньше я часто путешествовал, и сейчас действительно скучаю по тому времени. Мое хобби изменилось, потому что у меня появилась дочь, и теперь свободного времени стало намного меньше.
Правда, я по-прежнему увлекаюсь историей, – мне интересно читать о разных странах, в особенности о России, периоде Второй мировой и Холодной войн.
Кроме того, в нашей семье часто обсуждают литературу, ведь моя жена -писатель и переводчик с нескольких языков. Совсем недавно она опубликовала свою вторую художественную книгу и уже работает над третьей. Из-за жены я открыл для себя совершенно новый мир книгоиздательства. Понял, что несмотря на то, что в России очень много читают, рынок всё равно особенно насыщен, и из-за этого среди писателей большая конкуренция. А теперь ещё добавилось и пиратство, которое особенно мешает развиваться этому сектору. Из-за того, что авторы не могут заработать на своих книгах, им приходится работать где-то ещё, а не фокусироваться на литературной деятельности. Меня это действительно волнует, потому что русская литература крайне перспективна. Но мы сами же её убиваем, когда бесплатно что-то скачиваем. Из-за этого количество российских авторов снижается, их известность за рубежом падает, и хороших книг становится меньше. Это несправедливо.

Наше интервью выходит в первые дни нового 2022 года. Что пожелаете коллегам и какие у вас планы на этот год? 

— Поздравляю всех с наступившим 2022 годом! Хотелось бы пожелать всего самого хорошего как в личной жизни, так и в работе. 
В этом году мы ещё больше сфокусируемся на качестве нашей работы и обеспечении безопасности на М-11, чтобы люди могли действительно наслаждаться дорогой и обслуживанием. Я верю, что мы сможем предложить новый уровень сервиса, который позволит ощутить разницу с другими операторами. Совместными усилиями нам удастся этого достичь.
ОССП гордится тем, чего компания достигла в прошлом и, я надеюсь, будет ещё больше гордиться тем, что получится сделать в будущем. Мы с вами делаем действительно большую и важную работу, которая была бы невозможна без каждого из вас. Спасибо вам!