30/08/21
"Женщина может все, когда у нее есть надёжный тыл". Интервью с начальником смены с М-4

Ещё сто лет назад практически единственная социальная роль, которая доставалась женщине, – жена и мать. Но времена изменились. Теперь женщины покоряют бизнес, работают наравне с мужчинами в сферах, которые, казалось бы, совсем не для них, устраивают быт, прыгают с парашютом и служат в армии.

Сотрудница ОССП, начальник смены пункта взимания платы (ПВП) 515 км М-4 "Дон" Ирина Ищенко – пример такой женщины. Её послужной список трудно переоценить: на ее счету около 5 тыс. прыжков с парашютом, она отслужила в армии, поработала в МЧС и продолжает руководить людьми, только уже на ПВП.



Ирина, вы совершили так много прыжков. Это невероятно! Расскажите, как все начиналось?
— Наверное, это наследственное (смеётся). Мои мама и папа состояли в том же аэроклубе, в который позже вступила и я.
Сначала даже отмечала 100-й, 200-й, 500-й, а потом перешла в воздушную акробатику. Это совсем другое направление – уже не просто прыжки, а конкретный результат – определенные воздушные фигуры, соблюдение точности приземления.

Расскажите про свой первый и последний прыжок – в чем отличие? А сходство?
— Помню, что перед первым прыжком я волновалась, но страха не было. Я пришла в клуб в сентябре и до мая проходила обучение – трижды в неделю, а потом сдала экзамен. Мне кажется, я знала все досконально: из чего состоит ткань на парашюте, как правильно прыгать на поток. Кстати, в армию я попала именно благодаря моему аэроклубу.
Самое первое ощущение от прыжка – тишина и нет опоры. Потом передо мной открылся вид, от которого перехватило дыхание Я быстро освоилась и начала смотреть по сторонам, почувствовала, что висеть неудобно, все тянет. Затем уже увидела остальных, с кем прыгала, и начала им кричать, поздравлять. 
А вот последний раз не помню. Совсем. Наверное, потому что все движения к тому моменту уже отточены и «вау-эффекта» не было.

Бывало ли вам страшно во время полета? 
— Был один случай на прыжках в Черкассах. Мы тогда должны были прыгать с 2,5 тыс. метров. Представьте: две группы – ребята и девушки – сидят в полной экипировке на борту и ждут высоту. Когда мы поднялись до 1,9 тыс. метров, вдруг услышали странный хлопок, а за ним – тишину. Открылась дверь у пилотов, выбежал борт-механик и прокричал: "На выход!"
Наши мальчишки вскочили и прыгнули. А мы остались ждать, подумали, что они группой выпрыгнули, а мы – следующие. 
Но тут меня смутила все-таки тишина. Я тихонько постучалась к пилотам, а они так удивились, что мы ещё на борту. Закричали, чтобы мы выметались.
Оказалось, они уже снижались. В тех самолётах часто бывает такое: при достижении определенной высоты отказывает движок. Звучит страшно, но при планировании вниз он запускается снова. А в нашей ситуации у ребят отказали оба двигателя. Представляете? Они, конечно, профессионально сработали и шли настолько плавно вниз, что мы даже не заметили! Запустили, кстати, на 600 или 900 метрах.
Ещё нервная история связана даже не с самими прыжками, а с полетом. Мы тогда даже не прыгнули – в редукторе самолёта что-то загорелось и нам пришлось экстренно садиться, где придется. Сели у кого-то во дворе. Комично вышло: люди в полной амуниции стоят по пояс в траве, даже двинуться не могут.

Удивительно! Столько историй... А в ОССП уже кто-нибудь заинтересовался прыжками с вашей подачи?
— Я работаю в компании почти 7 лет и, поскольку сразу пришла начальником смены, конечно, многие быстро прознали про мое прошлое (смеётся). Кто-то даже начал прыгать после моих рассказов!
Думаю, можно было бы даже организовать команду оператора платных дорог. В компании много молодых и спортивных ребят, которые занимаются хоккеем, ездой на горных велосипедах. На прыжки бы тоже согласились, наверное.

Есть ли что-то общее между прыжком в неизвестность и вашей работой? В чем сходство?
— Сходство, конечно, есть. И та, и другая деятельность требует дисциплины, сдержанности. Иногда в воздухе кажется, что ситуация безвыходная, но ты продолжаешь искать пути решения проблемы. При общении с пользователями дорог ситуация та же: думаешь, всё, никак не переубедить, не найти компромисс, но нет, ищешь подход и находишь.
Тем не менее, сфера платных дорог сложнее. С прыжками как: опыт, качественная техника позволяют тебе хорошо выполнить свою работу. Здесь тоже есть обучение и опыт приходит со временем, но работа с людьми намного труднее. Пользователи всегда разные – нет идеального "ключика" к любой проблемной ситуации.

"В работе с пользователями, как и с прыжками в неизвестность, - иногда кажется, что ситуация безвыходная, но надо продолжать искать, и выход обязательно найдется".

Быть женщиной в мужском мире нелегко, а руководить коллективом- ещё сложнее. Сталкивались ли вы с трудностями из-за этого? Со стороны начальства или подчинённых?
— Со стороны может показаться, что тут сложно "стать своим", но мне оказалось легко. ОССП – это обычные люди. Каждый со своим характером, но все хорошие, понимающие и отзывчивые.
Руководство не видит разницы между мужчинами и женщинами, оно поддерживает всех. Чутко относится: кормит, привозит на работу, забирает с нее, всегда разбирается в проблемных ситуациях. Главное, что подкупает, – простое человеческое отношение с их отношение.
С подчинёнными я стараюсь придерживаться той же тактики. Как начальник смены я работаю в основном с женщинами, и "притираться" с ними обычно сложнее, но все трудности носят рабочий характер. Мне кажется, я справедливая.

Что для вас важно в общении с людьми? Какие качества необходимо у себя вырабатывать?
— В нашей работе важно терпение, порядочность, желание работать.
Я умею слушать, знаю, что вода камень точит. Мне кажется, что именно такой подход помогает мне находить общий язык не только с водителями, но и с коллективом, руководством.

Вы работали в МЧС, что вам дал этот опыт?
— В МЧС практически та же служба. Есть приказ – надо выполнять. Многие даже шутят, что в моей смене на дороге, как в армии. Дисциплина точно есть, но я не строгая, всегда выслушаю, постараюсь помочь.
С пользователями иногда трудно: женщину они иногда не хотят слушать и слышать. Тем не менее, закалённый характер сразу видно. А у меня такой. Это появилось даже не в МЧС, а ещё раньше – в аэроклубе.

Занимаетесь или, возможно, занимались каким-либо ещё спортом? Что нравится сейчас?
— Последний раз я прыгала с парашютом 5 лет назад, но, конечно, небо будет тянуть меня всегда. Тем не менее, муж приучил меня к другому "хобби" – езде по бездорожью. Это очень интересный опыт, особенно в грязи и на любимой Ниве!

Как вы считаете, может ли женщина совместить руководство коллективом с благополучием в семье? Вам это удается?
— Безусловно. Женщина может все, если у нее есть надёжный тыл. Мне повезло: мой муж, бабушка всегда поддерживают меня.
Муж даже в шутку называет меня боссом (смеётся). Он, кстати, вертолётчик и как никто другой понимает мою тягу к прыжкам. Уже 30 лет вместе.